АКАДЕМИЯ ВОЕННЫХ НАУК РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Моя последняя война (Афганистан без советских войск)

Рейтинг:   / 4
ПлохоОтлично 

В своей книге автор освещает события в Афганистане в 1989-1990 гг., в наиболее трудное для республики Афганистан время, когда после вывода советских войск она должна была самостоятельно противостоять вооружонной оппозиции. Автор, командированный в Кабул в качестве главы советской оперативной группы при Президенте Наджибулле, описывает события того времени, общественно-политическую обстановку в стране, противоборствующие силы, военные действия, анализирует причины и следствия проведения военных акций, принятия тех или иных военных и политических решений, их результаты. Описание дается в форме увлекательного рассказа очевидца и непосредственного участника событий. Для научных работников, военных историков, студентов, широкого круга читателей, интересующихся событиями афганской войны. Содержание Предисловие Глава I. Апрельская революция и война в Афганистане Глава II. "Неверных" нет, а война продолжается Глава III. Вооруженная оппозиция Глава IV. Вооруженные силы республики Афганистан Глава V. Важнейшие события и боевые действия Глава VI. Афганцы и мы Глава VII. Уроки и выводы из Афганской войны Заключение Примечания Предисловие Когда-то Ф. Энгельс писал об афганцах: "Только их неукротимая ненависть к государственной власти и любовь к личной независимости мешают им стать могущественной нацией"{1}. И все, кто в разное время пытался покорить Афганистан, терпели неудачи, прежде всего из-за непонимания именно этой метко подмеченной особенности афганского народа.

Трижды приходили в Афганистан англичане, но каждый раз в результате противодействия свободолюбивого афганского народа казалось бы в покоренной ими стране силы завоевателей подтачивались, иссякали и они вынуждены были покидать ее. Почти десять лет находились на территории Афганистана советские войска, но и они не смогли навязать его народу угодный для Советского Союза политический режим. В Афганистане никогда не было абсолютной централизованной власти. Афганские короли сами находились в зависимости от наиболее могущественных пуштунских племен, платили им за охрану государственной границы, но зато брали двойной налог с Других, более слабых племен и национальных меньшинств. Для того, чтобы ладить с влиятельными племенами короли и жен себе брали из их среды. Когда в 1989 г. президент Республики Афганистан Наджибулла рассказывал об этих аспектах афганской истории и при этом сокрушался по поводу того, что к прежним неурядицам Афганистана добавились неутихающие противоречия между халькистами и парчамистами, я ему в шутку советовал взять одну жену - халькистку, другую - парчамистку и тем самым добиться их примирения. Но дело было не только в межпартийных противоречиях, ослабляющих государственные структуры и армию. Народы и племена, населяющие Афганистан, по-прежнему не признавали неограниченную централизованную власть как в центре, так и в провинциях. Они боролись за свою свободу на всех уровнях. Отсюда раздираемая многообразными острыми противоречиями рыхлость и раздробленность всей системы не только государственного управления и официальной господствующей власти в Кабуле, но и раздробленность оппозиции. Отряды моджахедов состояли из семи-восьми независимых и соперничающих друг с другом группировок, внутри каждой из них своевольничали местные правители и полевые командиры. Раздробленность и междоусобная борьба между различными партиями, группировками и кланами не прекратилась и после вывода из Афганистана советских войск и падения режима Наджибуллы. Все это свидетельствует о том, что вряд ли увенчаются успехом попытки любой партии или группировки установить абсолютную власть во всем Афганистане. Рано или поздно противоборствующие силы в этой стране вынуждены будут искать компромиссы, находить приемлемый баланс интересов и политические решения, учитывающие исторические традиции Афганистана и позволяющие рационально сочетать минимально необходимые элементы централизованной власти и относительной самостоятельности народов и племен. Об этой стороне дела не должны бы забывать и внешние силы, все еще пытающиеся направить события в Афганистане в нужном им направлении. Советские войска из Афганистана были выведены в период, когда правительством Наджибуллы была провозглашена политика национального примирения и велись настойчивые переговоры с оппозицией по созданию коалиционного правительства. Сейчас трудно сказать, в какой мере удалось бы осуществить эту политику на деле, если бы новый российский МИД не отвернулся от правительства Республики Афганистан. Во всяком случае крови было бы пролито меньше, чем это происходит сейчас. Автор этих записок прибыл в Кабул 7 февраля 1989 г. в качестве главного военного советника президента - Верховного Главнокомандующего вооруженными силами Республики Афганистан, когда вывод советских войск с территории этой страны уже завершался. Мне с небольшой оперативной группой пришлось работать в Афганистане в 1989-1990 гг., в наиболее трудное время, когда правительственные войска, лишившись поддержки советской 40-й армии, должны были самостоятельно противостоять вооруженной афганской оппозиции. Об Афганистане немало уже написано. Одной из наиболее удачных и объективно написанных представляется мне книга группы авторов Института военной истории Министерства обороны под руководством полковника Н. И. Пикова{2}, хотя она писалась в то время, когда еще не было доступа к многим закрытым документам. Довольно правдива и интересна, на мой взгляд, и книга бывшего командующего 40-й армией генерал-полковника Б. В. Громова "Ограниченный контингент"{3}, в которой, пожалуй, наиболее квалифицированно проанализирован характер боевых действий 40-й армии в Афганистане. В ней приведены некоторые ранее неизвестные документы высшего политического и военного руководства. Хотя не со всеми суждениями Б. Громова можно согласиться, о чем будет сказано по ходу данного повествования. По-журналистски живо, публицистически остро, но сугубо под углом зрения перестроенных времен написана книга Д. Гая и В. Снегирева "Вторжение"{4}. Весьма обстоятельную и содержательную книгу написал генерал А. Ляховский{5}. Квалифицированный и достоверный анализ хода боевых действий в Афганистане дается в материалах, подготовленных под руководством генерала армии В. И. Варенникова и генерал-лейтенанта С. А. Богданова{6}. С интересом читаются воспоминания генерал-полковника В. А. Меримского о его работе в Афганистане в составе оперативной группы Министерства обороны{7}. Из зарубежных публикаций заслуживают внимания книги американского публициста Ф. Боноски "Секретная война Вашингтона против Афганистана"{8}, Боба Вудворта "Тайные войны ЦРУ"{9}, английского публициста Марка Урбана "Война в Афганистане"{10}, статьи С. Харрисона "Анатомия афганских переговоров"{11}. С хорошим знанием обстановки в Пакистане и Афганистане написана книга непосредственным очевидцем афганских событий Р. Анваром "Трагедия Афганистана"{12}. Представляет интерес книга "Этот странный кризис: от Кабула до Женевы", подготовленная научным центром перспектив и международной информации в Париже{13}, статья А. Шевалериаса "Афганистан: восемь лет войны"{14}, в которой основное внимание уделяется анализу характера боевых действий советских войск и моджахедов, и некоторые другие работы. Наряду с упомянутыми выше, в определенной степени даже тенденциозными и субъективными, но в целом серьезными публикациями, появилось и много поверхностных и легковесных статей и книг, главной особенностью которых является не попытка осмыслить и разобраться в том, что произошло, а стремление все подогнать под определенные заранее политические установки. Одной из таких была книга Георгия Брудерера "Афганская война"{15}, на которую часто ссылаются на Западе. Это очень небольшая, красочно изданная, но очень необъективная книжка. В ней много неточностей и искажений фактов, свидетельствующих не только о предвзятости, но и слабой осведомленности автора об описываемых событиях. Так, не состоятельной является его версия о миссии генерала В. Папутина{16} для переговоров с X. Амином и будто бы он был убит охранниками Амина{17}. Неправда, что при вводе советских войск "афганская армия оказывала интервентам упорное сопротивление"{18}. Г. Брудерер пишет о высадке в Кабуле 108-й воздушнодесантной дивизии, о каких-то 357-й и 66-й "моторизированных стрелковых дивизиях", 16-й, 54-й, 346-й мотострелковых дивизиях{19}, которых вообще в Советской Армии не было. Вымыслом является утверждение, что "советский контингент в Афганистане состоял из восьми мотострелковых дивизий", о потерях советских войск, исчислявшихся "десятками тысяч" солдат{20}, или что в 1984 г. "из-за угрозы обстрела и нападений" командный пункт 40-й армии был переведен в Термез, о наличии в Ташкенте командования "южного театра военных действий" (главкомат южного направления располагался в Баку) и многие другие приводимые в книге данные и сведения. Нельзя признать серьезными предположения автора о советских стратегических целях по расчленению Афганистана с отторжением и включением в состав СССР северных районов этой страны и т. д{21}. Любого читателя, желающего узнать то, что было в действительности, должна настораживать уже сама небрежность и вольность обращения с фактами и цифровыми данными. И в некоторых других книгах немало подобных нелепостей и ложных утверждений, которые соответствующие авторы и издательства преподносят чуть ли не как истину самой последней инстанции, но они очень далеки от того, что было на самом деле. Раньше эти нелепости можно было как-то еще оправдать ссылками на закрытость и отсутствие достоверных данных. Но и после того, как многое стало известным, никто из авторов и издательств не нашел нужным извиниться за распространение разного рода слухов и лживых сообщений. Правда им, видимо, нужна, как воробью вещевой мешок. Несмотря на обилие всякой литературы об афганской войне и разное освещение событий, пока ничего не написано о сложнейшем периоде, когда Республика Афганистан продолжала бороться с вооруженной оппозицией после вывода советских войск из этой страны. В некоторых книгах, посвященных Афганистану, об этом периоде даже не упоминается, как будто его и не было. Особенно избегают касаться этой темы некоторые работавшие в Афганистане политические деятели и военачальники. И их можно по-своему понять. С таким трудом противостояли вооруженной оппозиции совместно действовавшие советские и афганские правительственные войска и вдруг с не меньшим успехом стала держаться афганская армия, оставшаяся наедине с вооруженными силами оппозиции. Неловкость, возникающая у некоторых начальников в связи с этим, нередко переходила в раздражение и, видимо, поэтому генералов и офицеров, работавших в Афганистане после вывода 40-й армии, до сих пор не причисляют даже к лику "афганцев". Но такое уже бывало и раньше. После гражданской войны 1918-1921 гг.

 

Скачать  книгу

Авторизация

Если вы хотите стать зарегистрированным пользователем, обратитесь к администратору на почту admin@avnrf.ru.

Хотим вас спросить

Как вы считаете в каком состоянии находится современная военная наука?

Все замечательно. Мы впереди планеты всей. - 13%
Российская военная наука умерла. - 39.1%
Не так все плохо, но есть к чему стремиться. - 47.8%

Всего проголосовало: 23
The voting for this poll has ended on: 04 Июль 2018 - 19:06

Фотогалерея

Наши партнеры







Доноры - детям