АКАДЕМИЯ ВОЕННЫХ НАУК РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Ошибка
  • Невозможно загрузить ленту новостей

Cтруктура АВН

Научные публикации

Новости МО РФ

Кто на сайте

Сейчас 57 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Аннотация на учебник "Общая тактика"

Рейтинг:   / 10
ПлохоОтлично 

Батюшкин С. А. доктор военных наук, профессор, заслуженный военный специалист РФ,  действительный член Академии военных наук;

Шишкин Н.К. доктор военных наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, действительный член Академии военных наук;

Моисеенко Н.П. кандидат военных наук, профессор, действительный член Академии военных наук.

ОБЩАЯ ТАКТИКА

предназначен для курсантов, офицеров и преподавателей высших военно-учебных заведений Министерства обороны Рос­сийской Федерации.

 

Рекомендуется государственным образовательным учреждением высшего профессионального образования - Общевойсковой академией Вооруженных Сил Российской Федерации в качестве учебника для курсантов военно-учебных заведений Министерства обороны Российской Федерации.

Регистрационный номер рецензии 440 от «9» сентября 2008 г.

 

Военное искусство представляет собой теорию и прак­тику подготовки и ведения военных действий на суше, море и в околоземном пространстве. Теория военного искусства является частью военной науки.

Военное искусство включает три составные части: стра­тегию, оперативное искусство и тактику, которые тесно свя­заны между собой и каждой из них присущи свои виды, фор­мы и способы действий при выполнении поставленных задач различных масштабов.

Стратегия (от греческого stratos - войско и ago - веду) -составная часть военного искусства, его высшая область, охватывающая теорию и практику подготовки страны и Воо­руженных Сил к войне, планирование и ведение стратегиче­ских операций и войны в целом.

Теория стратегии изучает закономерности и характер войны, способы ведения; разрабатывает теоретические осно­вы планирования, подготовки и ведения стратегических операций и войны в целом и различных форм стратегических действий. В решении практических задач стратегия руковод­ствуется положениями военной доктрины государства. Она находится в тесной связи с политикой, вытекает из нее и об­служивает ее. На характер и содержание стратегии опреде­ляющее воздействие оказывает экономика. «Ничто так не зависит от экономических условий, - писал Ф. Энгельс, как именно армия и флот. Вооружение, состав, организация, так­тика и стратегия зависят, прежде всего, от достигнутой в дан­ный момент ступени производства и от средств сообщения».[1] В свою очередь стратегия оказывает обратное воздействие на политику и экономику.

По отношению к другим составным частям военного ис­кусства, оперативному искусству и тактике стратегия играет главенствующую роль. Она определяет их задачи, способы действий войск в оперативном и тактическом масштабах. Вместе с тем стратегия учитывает возможности оперативного искусства и тактики и использует достигнутые тактические и оперативные успехи для решения стратегических задач.

Оперативное искусство - составная часть военного ис­кусства, охватывающая теорию и практику подготовки и ве­дения военных действий оперативного масштаба (операций, сражений, боевых действий, ударов) объединениями видов Вооруженных Сил. Оно занимает промежуточное положение между стратегией и тактикой, подчинено стратегии и, в свою очередь, определяет задачи и направления развития тактики.

Основными задачами теории оперативного искусства являются: исследование закономерностей, содержания и ха­рактера современных операций (боевых действий) и других форм оперативного применения объединений, разработка способов их подготовки и ведения, применения объединений и соединений видов Вооруженных Сил, родов войск (сил) и Другие.

В практическом плане оперативное искусство охватывает деятельность командования, штабов и войск (сил) объедине­ний по подготовке и ведению операций (боевых действий), управлению войсками (силами) и всестороннему обеспече­нию операций. Оперативное искусство, как и стратегия, не­прерывно развивается. Появляются новые направления ис­следований, связанные с использованием новых видов ору­жия и военной техники, возрастанием напряженности воору­женной борьбы.

Тактика - третья составная часть военного искусства, охватывающая теорию и практику подготовки и ведения боя и других тактических действий подразделениями, ча­стями (кораблями) и соединениями различных видов во­оруженных сил, родов войск (сил) и специальных войск.

Теория тактики исследует закономерности, харак­тер, содержание боя и других тактических действий, разра­батывает формы и способы их подготовки и ведения; изучает боевые и другие свойства и возможности подразделений, ча­стей и соединений. Эти положения находят отражение в уста­вах, наставлениях, учебниках, военно-теоретических трудах.

Практика тактики охватывает деятельность ко­мандиров, штабов и войск (сил) по подготовке и ведению боя и других тактических действий. Она включает: постоянное уточнение данных обстановки; принятие решений и дове­дение задач до подчиненных, организацию взаимодействия сил и средств и всестороннего обеспечения действий; плани­рование и подготовку тактических действий войск; ведение боевых и других действий и управление подразделениями, частями и соединениями.

В настоящие время тактика подразделяется на общую так­тику, тактику видов вооруженных сил, тактику родов войск (сил) и тактику специальных войск.

Общая тактика исследует закономерности боя (дру­гих тактических действий) и вырабатывает рекомендации по его (их) подготовке и ведению совместными усилиями соеди­нений и частей различных видов вооруженных сил. Эти зако­номерности являются общими для всех видов вооруженных сил, родов войск и специальных войск, участвующих в вы­полнении поставленной задачи. Основу общей тактики со­ставляет тактика Сухопутных войск. Она изучает и разраба­тывает способы подготовки и ведения общевойскового боя, других тактических действий и включает тактику общевой­сковых соединений, частей и подразделений, а также входя­щих в Сухопутные войска родов войск и специальных войск, определяет задачи подразделениям, частям и соединениям видов Вооруженных Сил, родов войск и специальных войск в общевойсковом бою, порядок и способы их совместного ис­пользования и тем самым влияет на развитие их тактики.

Тактика видов Вооруженных Сил, родов войск и специальных войск разрабаты­вает специфические вопросы боевого применения подразде­лений, частей и соединений видов Вооруженных Сил, родов войск и специальных войск как в общевойсковом бою, так и самостоятельно. Изменения в их тактике оказывают влияние, в свою очередь, на развитие общей тактики, требуют соот­ветствующих уточнений ее положений и совершенствования общих рекомендаций.

Как и другие части военного искусства, тактика нахо­дится в постоянном развитии. Определяющее влияние на

состояние и развитие тактики оказывают оружие и военная техника, уровень подготовки войск, искусство руководства ими. Ф. Энгельс отмечал, «что вся организация армий и при­меняемый ими способ ведения боя, а вместе с этим победы и поражения оказываются зависящими от материальных, т.е. экономических, условий: от человеческого материала и от оружия». В силу этого роль тактики в современных условиях исключительно велика, о чем свидетельствует опыт Великой Отечественной войны, локальных войн и вооруженных кон­фликтов. Это обусловлено тем, что в достижении победы над врагом большую роль играет общевойсковой бой, и тем, что тактическое командование на всех уровнях сейчас распола­гает большими возможностями в силу резко возросшей даль­нобойности и боевой эффективности средств поражения.

Свое наименование тактика получила от слов греческо­го происхождения tasso - строю войска и taktika - искусство построения войск. Тактика в значении «строю войска» по­явилась в рабовладельческих государствах Древней Греции в VIII-VI вв. до н.э, а как искусство построения войск - в Греко-персидских войнах (500-479 гг до н.э.) и прошла в сво­ем развитии длительный промежуток времени. Так было в сражениях и битвах Эпаминонда, Александра Македонского, Ганнибала, Юлия Цезаря, Дмитрия Донского, Петра I, Алек­сандра Васильевича Суворова, Наполеона, Михаила Иллари­оновича Кутузова, когда за счет оригинального построения войск до сражения и перестроения его в ходе сражения этим полководцам удавалось наголову разбить значительно пре­восходящие силы противника.

Вместе с тем понятие «тактика» по мере развития средств вооруженной борьбы расширялось и в связи с участием в бою большого количества различных боевых средств с самы­ми разными боевыми свойствами и возможностями перерос­ло свое первоначальное толкование (как построение войск) и приняло современное содержание, охватывающее не только построение войск, но также теорию и практику организации и ведения боя и других тактических действий в целом.

Сегодня тактика - наиболее динамичная область военно­го искусства. Изменения в ней происходят по мере ускорения технического прогресса и совершенствования средств воору-

женной борьбы. С появлением нового оружия тактика неза­медлительно вскрывает возможный характер его влияния на способы ведения боевых действий, определяет, какие новые черты она может и должна внести в содержание общевойско­вого боя (подготовку, ведение, управление). Соответственно тактика исследует задачи, способы защиты от такого оружия при применении его противником. По мере появления и при­менения в бою различных новых боевых средств одной из задач тактики является поиск оптимального сочетания спо­собов применения и порядка их взаимодействия.

Важной задачей тактики является исследование вопро­сов развития организационно-штатной структуры подразде­лений, частей и соединений, выявление тенденций соотно­шения в них различных сил и средств, удельного веса форми­рований родов войск и специальных войск на том или ином уровне.

В соответствии с усовершенствованием и появлением новых видов оружия и военной техники, качества подготовки личного состава войск тактика непрерывно развивается, что является основой ее развития.

Тактика зародилась с появлением армий первоначально как практика военного дела и в историческом плане прошла в своем развитии длительный промежуток времени от удар­ной тактики в форме простых построений и фронтальных столкновений до тактики огневой в форме общевойскового боя.

В основе этого пути были изменения в вооружении, во­енной технике и мастерстве личного состава, что в итоге при­давало характеру сражения (боя) ту или иную специфику и соответствующие черты. К наиболее древним теоретическим источникам по тактике (военному искусству) относятся тру­ды китайских полководцев 5-6 вв. до н.э. Сунь-Цзы и У-Цзы. Эти труды в силу своей практической значимости включались в 19 - начале 20 веках в программы подготовки офицеров в Китае, Корее, Японии и издавались в 1935, 1940 и 1943 годах.

Важнейшими их положениями, которые не утратили сво­его значения и в современных условиях, являются: «Всякая война основана на обмане, а это значит, когда вы можете на­падать, показывайте вид, что не в состоянии нападать; дей-

ствуя, вы должны притворяться бездействующим; когда вы находитесь близко от противника, заставьте его думать, что вы далеко; когда вы от него далеко, вы должны заставить его думать, что вы близко. Если противник сильнее, то избегайте его, если же он отдыхает - не давайте ему покоя. Если его силы объединены, то разделяйте их, нападайте на него, когда он не подготовлен; появляйтесь там, где вас не ждут».

«Наука верховного полководца состоит в умении оценить противника, организовать победу, учесть характер местности и расстояние, если знаешь его (противника) и знаешь себя (свои войска), сражайся хоть сто раз, опасности не будет; если знаешь себя, а его не знаешь, один раз победишь, другой раз потерпишь поражение; если не знаешь ни себя, ни его, каж­дый раз, когда будешь сражаться, будешь терпеть поражение. Кто - еще до сражения - побеждает предварительным расче­том, у того шансов много; кто еще до сражения не побеждает расчетом, у того шансов мало. У кого шансов много - побеж­дает; у кого шансов мало - не побеждает; тем более же тот, у кого шансов нет вообще».[2]

В рамках ударной тактики совершенствовалась и раз­вивалась сначала тактика фаланги в таких старанах, как Древняя Греция, Древний Рим и Македония, где и достигала .своего совершенства под руководством величайшего из пол­ководцев той эпохи Александра Македонского, а затем мани-пулярная и кагортная тактика в Древнем Риме.

Развитие тактики фаланги в это время шло от про­стейших форм фронтального столкновения к более сложным формам маневрирования войск в ходе сражения, учитываю­щим взаимодействие тяжелой, легкой и средней пехоты и конницы, а также частей боевого построения. От равномер­ного и линейного построения войска постепенно перешли к неравномерному распределению, создавая ударный кулак на решающем направлении.

Так, в 371 г. до н.э. фиванский полководец Эпаминонд в сражении при Левктарх впервые применил принцип не­равномерного распределения сил по фронту и сосредото­чение превосходящих сил на главном направлении, создав для этого на своем левом фланге войск когорту (эмбалон) из 50 шеренг, в то время как фланга в центре имела всего лишь 8 шеренг В итоге это помогло ему в короткий срок разгромить противника. По этому поводу Ф. Энгельс писал: «Эпаминонд первый открыл великий тактический принцип, который вплоть до наших дней решает почти все регуляр­ные сражения...».

Еще дальше пошли римляне. Они расчленили легион на ряд самостоятельных тактических единиц. Так появилась сначала манипулярная (III в. до н.э.), а затем и когортная (107 г. до н.э.) тактика.

В эпоху феодализма содержание тактики определялось боевыми свойствами рыцарской конницы, ставшей преобла­дающим родом войск, что и привело к упадку пехоты. Сраже­ние практически сводилось к сумме поединков рыцарей.

Русское же войско в 1115 вв. применяло более гибкую тактику, основанную на взаимодействии и маневре пехоты, которая не утратила своего боевого значения и конницы, ис­пользовании резервов. Большую роль играли маневр, внезап­ность и обманные действия, как это было, например, в битве Александра Невского в 1242 г и Дмитрия Донского в Кули­ковской битве 1380 г.

С появлением в XIV в огнестрельного оружия ударная тактика, основанная на мускульной силе воина и фронталь­ном ударе холодным оружием тесно сплоченных масс, стала постепенно, по мере его совершенствования и поступления в войска в достаточном количестве, превращаться в ударно-огневую, которая господствовала на полях сражений около 500 лет (почти до конца XIX в.).

За этот период тактика в своем развитии прошла путь от швейцарской баталии, через линейную тактику, тактику колонн и рассыпного строя до тактики стрелковых цепей.

Баталия представляла собой громадный квадратный строй. Первоначально она имела 8-10 тысяч вооруженных пиками или алебардами пехотинцев, которые строились в 80-100 шеренг по 100 человек в каждой. В последствии с флан­гов баталию стала прикрывать конница, а с поступлением на воружение огнестрельного оружия - артиллерия и пехота, оснащенная аркебузами.

По мере совершенствования огнестрельного оружия и роста его количества необходимость в таких громоздких по­строениях, как баталия, отпала. В целях снижения потерь, в первую очередь от огня артиллерии противника, боевые по­рядки пехоты начали рассредоточиваться на поле боя, а глу­бина их уменьшаться. Это привело в XVI в. к расчленению баталии на несколько меньших квадратных колонн - терций по 2-3 тысячи пикинеров в каждой. Новый вид пехоты -мушкетеры, имевшие на вооружении мушкеты, со всех сто­рон прикрывали терцию. Артиллерия располагалась впереди терций первой линии или в интервалах между ними. Конни­ца прикрывала фланги.

С XVII в. огнестрельное оружие (ручное и артиллерия) становится основным, главным средством вооруженной борь­бы. Его роль на полях сражений начинает быстро возрастать. Мушкетеры превращаются из вспомогательной части войска, используемой прежде лишь для прикрытия главных сил и за­вязки боя, в его основную силу. Холодное ударное оружие из основного превращается во второстепенное и постепенно сходит с вооружения. Когда вся пехота была вооружена руч­ным огнестрельным оружием, необходимость в глубоких и плотных построениях отпала, войска стали строиться в тон­кие, вытянутые вдоль фронта линии.

Так родилась линейная тактика, главным содержани­ем которой явилось равномерное размещение сил и средств по фронту. Ее сущность заключалась в стремлении одновре­менного ввода в действие наибольшего количества ручного огнестрельного оружия и эффективного его использования. Для этого войска выстраивались для сражения в 5-6 шеренг с артиллерией и конницей, а в последующем - в 2-3 вытяну­тые вдоль фронта линии. Каждая линия состояла из 3-4 ше­ренг, а с XVIII в. - 4-6 шеренг. Дистанция между линиями составляла 150-200 шагов. В центре находилась пехота, а на флангах - конница. Полковая артиллерия располагалась в интервалах между батальонами, а остальная полевая артил­лерия - впереди и на флангах.

Вторая (третья) линия не могла вести огонь в силу своей удаленности, но она находилась в готовности заполнить в пер­вой линии бреши, подкрепить слабые места. Чем тоньше была

первая линия, тем больше она нуждалась в усилении второй линией. Третья линия составляла резерв и была в готовности к отражению действий противника с тыла и флангов.

Помимо положительных (одновременное использование в сражении максимального количества ручного огнестрель­ного оружия и ведение организованного залпового огня), ли­нейная тактики имела и ряд существенных недостатков: бое­вой порядок был малоподвижным (маломаневренным), не мог применяться на пересеченной местности и основывал­ся на локтевой связи и равномерном распределении сил по фронту. В ходе сражения (при наступлении) подразделения и части должны были продвигаться медленно, соблюдая равне­ние, и, стреляя залпами батальонов или плутонгов (взводов), действовать как одно целое, чтобы не нарушить построение армии. После нескольких таких залпов всей массой войск проводилась штыковая атака.

В ходе сражения нельзя было изменить боевое построе­ние, выделить, при необходимости, часть сил для фланговой атаки или сосредоточить подавляющие силы для атаки сла­бого места противника. Кроме того, слабым местом такого построения, как и фаланги, были фланги, поскольку боевые линии пехоты осуществляли фронтальную атаку и не могли противостоять ударам с флангов.

Впервые элементы линейного боевого порядка и линей­ной тактики появились в нидерландской армии в сражении при Ньюпорте (1600 г.), а в русской - в сражении под До-брыничами (1605 г), где русская пехота, применив линейный боевой порядок, залповым огнем из 10-12 тыс. ружей нанес­ла поражение войску Лжедмитрия.

Окончательно линейная тактика утвердилась в ходе трид­цатилетней войны (1618 - 1648 гг.), особенно в ее третьем шведском периоде (1631 - 1648 гг.). С успехом эту тактику применяла русская армия под руководством Петра I в сраже­ниях со шведами в районе Лесной (1708 г.) и под Полтавой (1709 г.), а также Румянцева и Суворова. Сохранилась линей­ная тактика практически до конца XVIII в.

В середине XVIII в. в связи с созданием массовых армий и дальнейшим усовершенствованием оружия в русской ар­мии, помимо линейной тактики, зарождаются элементы но-

вой тактики, выразившейся во взаимодействии егерей и ли­нейной пехоты в колоннах (взятие Кольберга в 1761 г). В 70-е годы П.А.Румянцев применил каре с рассыпным строем егер­ских батальонов (сражение на р. Ларга в 1770 г), а А.В. Су­воров впервые применил тактику колонн в сочетании с каре (в ночном поиске на Туртукуй в 1773 г.) и тактику колонн при штурме Измаила (1790 г.). Это было зарождение новой так­тики, к которой название линейная уже не подходило. Так зародилась тактика колонн в сочетании с рассыпным строем егерей.

Тактика Суворова была передовой для своего времени. Однако она не была признана официально, а расценена как «опасное вольнодумство». Опыт Суворова замалчивался. Поэтому в истории военного искусства появление тактики колонн и рассыпного строя долгое время связывали с именем Наполеона, хотя французы впервые применили ее на Западе в сражении при Жемаппе в 1792 г. И с конца XVIII в. и нача­ла XIX в. практически во всех сражениях стала применяться тактика колонн и рассыпного строя, наиболее значимыми из которых были сражения под Аустерлицем (1805 г.) и Бо­родинское сражение (1812 г.). Применение новых боевых по­рядков повысило маневренность и их ударную силу, сделало возможным ведение сражения на любой местности и прида­ло ему чрезвычайно решительный характер.

Большие изменения в тактике произошли во второй поло­вине XIX в., когда армии промышленно развитых капитали­стических стран (Англия, Франция, Пруссия и др.) получили на вооружение нарезные облегченные ружья с большой даль­ностью стрельбы (800-900 м против 200 м гладкоствольных ружей), высокой скорострельностью (2-3 выстрела в минуту против 1 выстрела в 1,5 мин) и меткостью боя. Наступление колоннами под сильным дальнобойным огнем стрелкового оружия стало невозможным ввиду больших потерь. Появи­лась новая форма боевого порядка - стрелковая цепь, при­званная в дальнейшем, вплоть до наших дней, стать основ­ным строем пехоты. Зародилась она в сражении на р. Альме при обороне Севастополя в Крымской войне 1853 - 1856 г, а утвердилась в русско-турецкой войне (1(877-1877 гг.).

Стрелковая цепь позволяла наиболее эффективно исполь-

зовать новое оружие, вести более сильный огонь по против­нику, умело маскироваться на местности, обтекать противни­ка с флангов, ставя его под перекрестный огонь. Получившие широкое распространение под Севастополем завалы явились прообразом современных стрелковых ячеек, а ложементы -стрелковых окопов. Здесь же получила признание и траншея как непрерывная огневая позиция пехоты, а появление ходов сообщения, связывающих несколько линий траншей,означало зарождение системы траншей, которая до сих пор представ­ляет неотъемлемую черту позиционной обороны.

Первый период первой мировой войны показал, что цепь как основа боевого порядка пехоты, не обеспечивала нанесе­ния удара достаточной силой. Для увеличения силы удара с 1915 г осуществляется переход к волнам цепей. Такой бое­вой порядок увеличивал его глубину и пробивную силу. Но «удар грудью» в густой цепи линий все же вел к большим потерям от огня пулеметов и прямолинейному маневру. Гро­моздкость волн делала их трудноуправляемыми.

В противовес такому боевому порядку в наступлении ста­ла возрастать и глубина обороны. Войска постепенно перехо­дили от очагового ее построения к позиционному, состояв-шемуй из стрелковых окопов, пулеметных гнезд, блиндажей, укрытий и ходов сообщения, а затем включавшему сплошные траншеи, соединенные ходами сообщения. Оборона станови­лась глубокоэшелонированной, многопозиционной - по 2-4 позиции в полосе обороны. Так появилась позиционная обо­рона. Был осуществлен, таким образом, переход в обороне от стрелковой цепи к системе траншей, в результате чего ее тактическая глубина возросла с 0,2-0,3 до 8-10 км.

Возросшая сила обороны и необходимость сокращения потерь привели к появлению группового боевого порядка, когда бой стал вестись отдельными группами - отделениями и взводами. Его возникновение связано с применением лег­ких (ручных) пулеметов, пушек., минометов, танков и стрем­лением преодолеть позиционную оборону или отразить на­ступление противника. Для этого стрелковые подразделения группировались возле танка, орудий сопровождения, тяже­лых пулеметов.

Первые элементы групповой тактики зародились в обо-

роне русской армии в 1915 г. на Западном фронте, в немецко! в 1916 г - в наступлении штурмовыми группами, во фран цузской - в обороне под Верденом, а в английской - в насту плении у Камбрэ (1917 г.).

С появлением на поле боя, кроме традиционных родо! войск (пехоты, кавалерии, артиллерии), авиации и танков,; также минометов, начала зарождаться общевойсковая так тика, которая сегодня составляет основу тактических дей ствий войск.

Таким образом, боевой порядок пехоты в первой мирово) войне непрерывно изменялся: от стрелковых цепей совер шалея переход к волнам цепей, а затем через штурмовьи группы к групповому боевому порядку. Однако при это! основу боевого порядка все же составляла стрелковая цепь.

В годы гражданской войны (1918 - 1920 гг.) тактика по лучила дальнейшее развитие. Ее особенности были в том, чт< она использовала опыт военного искусства русской армии годы первой мировой войны. В основе тактики этого перио да в наступлении были удары по наиболее слабым местам флангам и тылу противника, применение обходов и охвато: его группировок, ведение наступления по направлениям с со средоточением основных сил и средств на решающих участ ках, глубокое построение боевых порядков. Применялос создание ударных группировок, группировок для развитие успеха (конные корпуса, армии).

Для обороны были характерны маневренные действия очаговое ее ведение. Большое значение придавалось кон тратакам. Был получен опыт организации борьбы с танка ми. Крупный вклад в обобщение боевого опыта Граждан ской войны, развитие тактики в послевоенный период вне М.В.Фрунзе. Он считал, что тактика нашей армии должн быть тесно связана с характером будущей войны и средства ми ее ведения, высказывался о возрастающей роли авиации танков и артиллерии в общевойсковом бою, рассматрива влияние боевой техники на характер боя с учетом не тольм ее непосредственного боевого эффекта, но и морального воЗ действия. Он, в частности, писал: «... нужно каждому край ному командиру твердо усвоить, что самым опасным дело! для нас является рутинерство, увлечение какой-нибудь опре

деленной схемой и каким-нибудь определенным методом... Искусство командира прояляется в умении из многообразия средств, находящихся в его распоряжении, выбрать те, кото­рые дадут наилучшие результаты в данной обстановке и в данное время».

В предвоенный период, до начала Великой Отечествен­ной войны, была разработана теория глубокого боя, которая затем нашла свое подтверждение в ходе Великой Отечествен­ной войны, суть которой состояла в одновременном воздей­ствии авиацией, артиллерией на всю тактическую глубину обороны противника, в быстром переносе усилий в глубину.

В годы Великой Отечественной войны теория глубокого боя получила дальнейшее развитие и легла в основу тактики сухопутных войск. Однако из-за незавершенности перевоо­ружения армии не все положения этой теории были реализо­ваны, особенно в оперативном искусстве.

Тем не менее, в годы минувшей войны постоянно совер­шенствовалась тактика оборонительного и наступательного боя. В обороне повышались непреодолимость, противотанко­вая устойчивость, росла активность. Все более четче стано­вилось сосредоточение усилий на решающих участках, уве­личивалась глубина построения боевых порядков, постоянно сужалась ширина фронта обороны частей и подразделений, что позволяло увеличивать плотности сил и средств.

Так, в начале войны боевой порядок взвода имел группо­вое построение в две линии. Отделения располагались рассре­доточение на интервалах 150-250 м по фронту и до 200 м в глубину. Стрелковое отделение строило боевой порядок «стай­кой» или цепью. Преобладающим боевым порядком считалась «стайка». При этом стрелки отделения на позиции располага­лись в одиночных или парных окопах за командиром отделе­ния на удалении 6-12 м друг от друга по фронту и в глубину. Боевой порядок «цепь» стрелки отделения принимали только в том случае, когда оборудовался окоп на отделение, длина ко­торого равнялась 20-40 м. В этом случае стрелки размещались в окопе на интервале 1,5-3 м друг от друга.

Однако значительные потери в личном составе, вооруже­нии и военной технике в начальный период Великой Отече­ственной войны (июнь - декабрь 1941 г.) потребовали пересмотреть организацию подразделений, частей и соединений, что и привело к отказу от групповой тактики.

Начиная со второго периода войны очаговая оборона пе­рерастает в траншейную с созданием двух полос в тактиче­ской зоне. На каждой полосе создавались две-три позиции с двумя-четырьмя сплошными траншеями.

Основу каждой позиции составляли батальонные райо­ны обороны с размерами 2 - 2,5 км по фронту и 1,5 - 2 км в глубину. В каждом районе стал создаваться батальонный узел обороны, состоявший из опорных пунктов рот и резерва бата­льона. Между первой и второй траншеями расстояние состав­ляло 150-200 м, третья отрывалась на удалении 800-1000 м от переднего края. Плотность пуль с 1,2 - 1,6 на 1 пог. м в начале войны возросла до 9-12 в ее конце. Это позволяло создавать сплошные зоны стрелкового огня перед передним краем.

Существенно изменилась в ходе войны система проти­вотанковой обороны: от линейного, равномерного распре­деления противотанковых средств (ПТС) по фронту, был осуществлен переход к массированию их на важнейших танкоопасных направлениях. Вместо не оправдавших себя противотанковых рубежей перешли к созданию противотан­ковых опорных пунктов в ротах, узлов в батальонах, районов в полках и дивизиях.

Значительными изменениями в годы Великой Отече­ственной войны характеризовалось развитие тактики на­ступления. Так, основу боевого порядка стрелкового взво­да в наступлении, по предвоенным взглядам, составляли группы-отделения, расположенные по фронту и имевшие промежутки между собой до 50 м. При таком боевом поряд­ке взвод наступал на фронте до 150 м, имея глубину до 75 м, и действовал в одну или две линии «стаек». Боевой порядок отделения в наступлении был «стайкой» - сгруппированные около пулеметчика и гранатометчика бойцы с интервалами в 3-4 шага. Взводу и отделению в качестве задачи указывался объект атаки, который сохранился до конца войны.

Однако опыт наступательных боев (осень-зима 1941 и 1942 г.) потребовал пересмотреть задачи и построение бое­вого порядка не только роты и батальона, но и взвода и от­деления. Эти положения нашли отражение в приказе Народного комиссара обороны № 306 от 8 октября 1942 г. В нем говорилось о необходимости перейти к новому боевому по­рядку в наступлении: в отделении и взводе - к цепи. Эти по­ложения нашли отражение в Боевом уставе пехоты Красной Армии, принятом в ноябре 1942 г. Фронт наступления взвода определялся до 100 м, отделения - до 25 м, роты 200-250 м, а батальона до 700 м. Интервалы между отделениями упразд­нялись, а расстояние в цепи между бойцами достигало 6-8 шагов. Такой боевой порядок обеспечивал наилучшие усло­вия для применения стрелкового оружия и нанесения одно­временного штыкового удара. К концу войны фронт насту­пления уменьшился и составлял: отделения - 15-20 м, взво­да - 60-70 м, роты - 200-250 м, батальона - 400-500 м.

Наступление получило два способа перехода: из поло­жения непосредственного соприкосновения с противником (непосредственно из первой траншеи), а в третьем периоде войны - и с ходу.

Опыт, полученный в годы Великой Отечественной войны, был взят в основу дальнейшего развития тактики в послево­енный период. С середины 50-х годов в связи с появлением ядерного оружия, ракетной техники, развитием электроники, совершенствованием стрелкового оружия, танков, артилле­рии, авиации, а в 80-х годах и высокоточного оружия, широ­ким внедрением бронетранспортеров, боевых машин пехоты и вертолетов боевые возможности войск значительно возрос­ли, резко повысилась их огневая мощь, ударная сила, манев­ренность. Это обусловило увеличение глубины поражения, темпов и динамичности действий.

Угроза применения противником ядерного оружия пре­допределила необходимость пересмотреть многие вопросы как теории, так и практики тактики, особенно организации, построения боевого порядка и ведения наступления. Ширина фронта наступления увеличилась в два раза и стала состав­лять: отделения - 50-70 м, взвода 150-200 м, роты - до 1000 м, батальона - до 2000 м. В современных условиях отделе­ние наступает на фронте до 50 м, взвод - до 300 м, рота - до 1000 м и батальон - до 2000 м.

С оснащением стрелковых войск бронетранспортерами (БТР), а в последущем и боевыми машинами пехоты (БМП)

основным способом перехода в наступление становится пе­реход с ходу. С учетом этого изменились условия, последо­вательность и объем работы не только командира взвода, но и отделения. К началу 80-х годов фронт наступления взвода возрос до 300 м, отделения - до 50 м с интервалами между ними до 50 м. Основой боевого порядка взвода (отделения) при наступлении в пешем порядке осталась цепь. Такой под­ход сохранился вплоть до наших дней. В современных усло­виях отделение обороняется на фронте до 100 м, взвод до 400 м, рота до 1500 м и батальон до 5000 м.

На изменения в способах действий особенно повлия­ло широкое применение таких новых средств, как ПТУР и вертолеты огневой поддержки.

Широкое применение ПТУР впервые получили в арабо-израильской войне (1967 г.), вертолеты огневой поддержки -во Вьетнаме. Это обусловило резкое увеличение дальности ве­дения так называемого ближнего боя. Повышение дальнобой­ности и эффективности средств огневого поражения привело к стремлению сторон вести дальний огневой бой, поражать противника на максимальной досягаемости огневых средств. Внедрение боевых машин пехоты и бронетранспортеров по­зволило пехоте более тесно взаимодействовать с танками, ста­ли характерными рост маневренности подразделений в бою, возрастание эффективности небольших танковых и мотопе­хотных групп и вертолетных десантов, поддерживаемых ра­кетным огнем, вертолетами и штурмовой авиацией.

В тактике подразделений на боевых машинах пехоты (бронетранспортерах) появилась тенденция перехода от атак в пешем порядке к атаке на боевых машинах. Наличие в бое­вом порядке взвода, роты и батальона различных систем ору­жия (танков, БТР, БМП, ПТУР, вертолетов, зенитных средств и др.) усложнило осуществление взаимодействия между ними, потребовало новых решений в согласовании действий подразделений, определении характера маневра, выбора спо­собов нанесения совместных ударов, повысило роль твор­ческого подхода к решению боевых задач, инициативы при внезапном возникновении сложной боевой ситуации. Важ­нейшую роль и значение в этих условиях приобретают меры по обеспечению поддержания непрерывного управления.

Появление высокоточного оружия, эффективных средств разведки и связи, средств дистанционного минирования, мощных боеприпасов обусловило возможность сделать бо­лее решительными ее цели, в том числе не только отразить наступление противника, но и сорвать его, нанося мощные огневые удары еще на подходе и при развертывании. Стало возможным увеличить как фронт обороны (в том числе и за счет промежутков между соседними подразделениями), так и глубину. Насыщение войск высокопроизводительной ин­женерной техникой позволяет быстро создавать устойчивую глубокоэшелонированную оборону с эффективным оборудо­ванием позиций, способную успешно противостоять насту­плению сильного противника.

Учитывая это, командиры всех степеней должны рассма­тривать тактику как теорию и практику, находящиеся в по­стоянном развитии, а поэтому и относиться к ней как к искус­ству. Это обусловлено тем, что искусное применение оружия на основе твердого знания его свойств и возможностей, твор­ческое решение задачи о применении того или иного способа действий в конкретной обстановке, решительное и настойчи­вое проведение в жизнь принятого решения являются глав­ным условием достижения успеха. Успех всегда на стороне того, кто смел в бою, постоянно проявляет разумную ини­циативу, применяет новые и неожиданные приемы и способы действий и диктует свою волю противнику, кто на основе по­стоянного изучения обстановки заранее предвидит характер ее возможных изменений.

Опыт показывает, что главное в бою - правильное, твор­ческое применение принципов тактики, смелость и выдерж­ка, решительность, высокое профессиональное мастерство. По этому поводу М.В.Фрунзе писал: «Нам нужно иметь такой командный состав, который не растерялся бы ни при какой обстановке, который мог бы быстро принять соответствую­щее решение, неся ответственность за все его последствия, и твердо провести его в жизнь»[3].

В современных условиях для достижения успеха необ­ходимо твердо знать тактику противника и соответственно противопоставлять ей такие приемы и способы действия, которые не позволили бы ей проявиться эффективно. Важ­но в замысле учитывать не только состояние противника и осуществляемые им действия, но и их вероятные измене­ния, возможность применения противником обманных дей­ствий.

Следует обратить внимание и на то, что в условиях высо­кодинамичного развития современного боя особое значение имеет быстрота реакции командиров на изменение обстанов­ки. В этих условиях важно постоянно контролировать ход боя и предвидеть возможные его изменения, чтобы действовать с необходимым упреждением по отношению к ним. При этом важную роль играет находчивость, способность быстро разо­браться в сложной обстановке, сосредоточивая внимание на ее решающих моментах и фактах. Особенно важно при этом всесторонне учесть и полнее использовать боевые свойства оружия и техники, выгодные условия обстановки: положение по отношению к противнику, особенности местности, пого­ды, слабые места противника, успешные действия соседей, высокий боевой дух личного состава, фактор времени.



[1] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е издание. Т.20. С. 171.

 

[2] Разин Е А История военного искусства. Т. 1, М. Военщцаг, 1955, с. 113 —114

 

Авторизация

Если вы хотите стать зарегистрированным пользователем, обратитесь к администратору на почту admin@avnrf.ru.

Хотим вас спросить

Как вы считаете в каком состоянии находится современная военная наука?

Все замечательно. Мы впереди планеты всей. - 13%
Российская военная наука умерла. - 39.1%
Не так все плохо, но есть к чему стремиться. - 47.8%

Всего проголосовало: 23
The voting for this poll has ended on: 04 Июль 2018 - 19:06

Фотогалерея

Наши партнеры







Доноры - детям