АКАДЕМИЯ ВОЕННЫХ НАУК РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Cтруктура АВН

Научные публикации

Кто на сайте

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Возрождение науки невозможно без избавления от колониальной науки

Рейтинг:   / 5
ПлохоОтлично 

Доктор военных наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, полковник А.А. Корабельников

Начать рассмотрение хотелось бы с непревычной точки зрения на общепринятый метод клановых консенсусов. В последнее время на конференциях и в различного рода дискуссиях обсуждение вопросов идёт по принципу ссылки неа мнение признанных авторитетов. При этом каждый, цитируя тех или иных известных авторов, подкрепляет свои собственные посылки и делает на этой основе нужные ему выводы. Правда, при этом почти всегда  негласно принимается, что несостоятельность работы данного автора никто и никогда не пытался подтверждать. Несостоятельность этого метода была доказана давно. Значится он как закон вероятий.

 

 

Однако сей закон не пылится в архивах, а постоянно и весьма плодотворно используется в ходе так называемых « научных дискуссий», когда обе стороны с завидной лёгкостью приводят «показания десяти лиц, каждое равняющееся ½ вероятия». При этом каждая из сторон права с вероятностью 0,999 и каждый результат зависит не от аргументов, а от положения авторов в социально-политической иерархии.

Поэтому, если в «дискуссии» авторы не желают признать простую истину о врождённом именно политическом характере всей современной «науки», то неизбежно впадают в использование «закона вероятий» и, цитируя тех или иных «классиков», доказывают, что каждый из них прав на 99,9 %.

Обзор методов создания «научных фактологий» не будет полным, если не раскрыть широко применяемый «базарный» метод вышеупомятутых «дискуссий». Когда затрагиваются общие интересы клановых объединений, то эти «дискуссии» меняют окраску и переходят в разгул эпитетов. И хотя этот метод был описан более полутораста лет назад иерархами римскокатолической церкви - папами и эпископами, но «супер-научные и объективные» возражения по прежнему применяются и сегодня против всех тех, кто отрицает  «святые» догмы и «теории» в науке. При этом  идёт беспрецидентное разграбление идей под маской «свободы рынка» и на фоне засилья лжи в наших СМИ. Правда, сегодня чаще всего используются такие демагогические ярлыки, как «мировые достижения», «интересы человечества», «наступление на свободу слова» и т.п.

Однако в руках «научной элиты» самым надёжным методом нейтрализации оппонентов остаётся коллективное убеждение. Этот метод был научно обоснован ещё в начале Х1Х века. Именно этот метод и есть основа современных информ-систем, а СМИ в особенности. Суть методики шельмования неугодных авторов и их работ можно свести к следующей трактовке. Ведь у нас традиционно развит такой общественный разум, который анализирует не суть написанного, а кто писал, с каким характером, с какой целью и так далее. Поэтому достаточно высказать мнение о тенденциозности, бездарности и самомнении автора, чтобы весь его гений пропал совсем, заглушённый распущенной кем-то молвой, заранее осудившей все его труды, причём раньше, чем их начали читать. После этого их уже не читают.

В этом заключается долгосрочная политика Запада, проводимая под эгидой США в отношении судьбы  России, которая во многом была основана на уничтожении русской научной школы путём уничтожения русской научно-технической интеллигенции в 20-е годы ХХ века для насаждения, таким образом, колониальной научной модели. В результате наблюдений в течение нескольких последних лет напрашивается именно такой вывод. И более того, находится логическое объяснение множеству известных фактов, когда манкировались и предавались анафеме, как сами прорывные решения, так и их авторы. Выясняется скрытая закономерность, которая приводит к выводу, что существовали и существуют некие тайные международные соглашения, запрещающие поддержку и тормозящие реализацию таких решений в России.

Вот некоторые доказательства этому. Известно, что, уходя в отставку, Буш-старший наградил крупными денежными премиями группу учёных США за разработку и внедрение в нашу систему НИОКР ложных и тупиковых научно-технических программ. По его заявлению, это привело к подрыву и разрушению военного и экономического могущества СССР и к его последующему развалу. Понятно, что  внедрение таких программ возможно лишь  при условии, что внутри нашей  науке была мощная и разветвлённая группировка, истово работавшая на разрушение страны. И как доказывает практика «реформизма», дело именно в стратегической цели Запада на уничтожение России.

На современном этапе Российская академия наук, являясь по статусу просто общественной организацией, при использовании «комиссии по борьбе с лженаукой» вновь разворачивает «охоту на ведьм», препятствуя принятию решений, сулящих выход из тупика для нашей разграбленной экономики. Вот вам и все результаты.

Сегодня отнюдь не самые худшие наши учёные и специалисты работают за рубежом: в США – около 4000 тыс. чел.; в Японии – более 700 тыс.чел.; во Франции – более 200 тыс.чел.и т.д. Этим самым Запад на десятилетия избавился от самого серьёзного научного конкурента,  нарастив за счёт разграбленной им России свой научный потенциал. Следовательно, именно для этого они применяют термин «лженаука».

Раз применено данное понятие, то возникает необходимость напомнить читателю, что такое наука. Наука –  это сфера человеческой деятельности, функцией которой является выработка и теоретическая систематизация объективных знаний о действительности или  одна из форм общественного сознания. Одной из отраслей науки является наука военная. Военная наука – это система знаний о военно-стратегическом характере войны, путях её предот- вращения, подготовки Вооружённых Сил и страны к отражению агрессии, закономерностях, принципах и способах вооружённой борьбы и защиты государства. В том случае, когда обществу навязываются ложные знания о действительности, то и военная наука заведомо является лженаукой. В этой связи у нас есть лишь один выход – для возрождения России нужно вначале избавиться от колониальной науки.

Примером «затаптывания» современной бюрократией науки и научно-исследовательских институтов системы НИОКР, а также эффективных прикладных научно-технических разработок и технологических решений является  проведённая в конце прошлого года  в Военной академии Генерального штаба Межведомственная научно-практическая конференция на тему: «Современные тенденции развития теории и практики «сетецентрических войн (операций) и их влияние на строительство и применение Вооружённых Сил Российской Федерации».

Отметим сразу, что у сетецентрических войн (операций) в среде нашей военной бюрократии немало поклонников. По итогам проведённой конференции можно констатировать об устоявшейся тенденции к росту их количества. Поэтому любой точке зрения отличной, либо отрицающей теорию о сетецентрических войнах (операциях)  будет противостоять многотысячный строй бюрократических оппонентов - оборотней, главным козырем которых является господствующая научная парадигма: тот, кто опаздывает с признанием и использованием прорывных научно-технических решений и технологий, тот заведомо обрекает себя на поражение в  будущей войне. Однако необходимо помнить и о другом опыте:  всегда обрекает себя  на поражение тот, кто пользуется заведомо ложной и тупиковой системой научных концепций, теорий и догм. И если в войне не обязательно побеждает тот, кто имеет более совершенную военную технику и лучшую систему организации и управления страной и войсками, то на начальном этапе он, как правило, имеет преимущество.

Навязывание теории сетецентрических войн (операций) нам следует рассматривать как интервенция в сознание и насильственное внедрение в нашу теорию и практику. Отечественная история науки имеет немало  подобных печальных примеров. Это относится, прежде всего, к теории относительности, когда её приняли в качестве официально установленной и непререкаемой основы теоретической физики.  В равной мере это относится и к теории создания и применения высокоточного оружия и оружия на новых физических принципах (несмотря на то, что принципы никогда не имели поражающих факторов).

Низкопоклонники Запада со всей категоричностью могут возразить, что необходимо стремиться «шагать в ногу» с Соединёнными Штатами Америки. Прежде чем строго судить, необходимо задаться вопросом: «Кому же принадлежат все самые ценные прорывные разработки в России?» и «Как обстоят дела с новыми подходами в тех же США?». Из доступных публикаций можно сделать вполне определённый вывод, что на Западе полным ходом идёт сворачивание «престижных»  ранее программ практически во всех областях естествознания. Сообщается также, что о негативных явлениях в науке, вызванных именно ограниченностью и неоднозначностью её современных теорий, на Западе начали писать ещё в 1972 г. Но эти публикации, благодаря бдительной защите «чистоты совнауки», не достигали глаз наших учёных. Оставляя частные «нюансы», напрашивается практически однозначный вывод, о том, что сворачивание многих научных программ является доказательством того, что на Западе, на основе проведённого анализа была доказана несостоятельность теорий, например, физики 30 лет  назад. В результате были  созданы как новые модели, так и новые теории. Позиция же нашей Академии наук в последние годы всем известна – преследование инакомыслия и утверждение абсурда. Метастазы данного подхода проникли и в область военной науки.

После сказанного становиться ясно, что доказывать фундаментальный политический характер науки в целом – это то же самое, что доказывать наличие закономерности процессов «день - ночь» и «зима - лето».  И если сегодня уже известно, что «политика – это очень грязное дело», то современная  наука, используемая в целях достижения стратегических целей неоглобализма или мирового господства, заведомо должна быть ещё  грязнее. Если «грязь» в политике корёжит и убивает настоящее на 25 – 40 лет вперёд, то «грязь» в науке, нацеленной на достижение грязных стратегических целей, убивала и убивает поколения, уничтожая мозги и таланты ещё не родившихся исследователей. Об этом говорят многие печальные примеры истории.

Направленность на колониальный характер военной науки проявляется  в постановке вопроса, заключающегося в обеспечении главной цели военной безопасности – предотвращении, локализации и нейтрализации внешних угроз, а также в создании благоприятных внешних условий существования и прогресса государства. В основополагающих документах внешние угрозы представлены в виде глобальных, региональных войн и конфликтов. Поэтому одной из важнейших задач военной науки является уточнение  их сущности и содержания. Предлагаются следующие варианты определений глобальная, региональная война и гражданские конфликты.

Глобальная война – глобальное вооружённое столкновение между коалициями (соседями, блоками) государств, охватывающее большую часть стран мира и затрагивающее интересы ведущих держав. Это форма глобального вооружённого противоборства основных центров сил с решительными целями, при использовании всех видов борьбы и применении обычных средств поражения и угрозой или реальным применением оружия массового поражения. Глобальную войну предполагается вести на евразийском континенте, охватив ряд океанских ТВД. Она будет характеризоваться высокой вероятностью перерастания в ядерную войну с неизбежными массовыми потерями, разрушениями и катастрофическими последствиями для России и других стран.

Региональная война – война с участием двух или нескольких государств (группы государств), ведущаяся в пределах одного региона национальными или коалиционными вооружёнными силами с важными политическими целями и применением как обычных, так и ядерных средств поражения.

Конфликт гражданский – особое состояние внутри государства, характеризующееся вооружённой борьбой за власть между политическими группировками, движениями и организациями с вовлечением значительной части населения страны.

Исходя из состояния экономики, структурных элементов военной организации, условий социально-политической обстановки в стране необходимо направить усилия военно-технической мысли на изыскание путей решения задач Вооружённых Сил и других войск в мирное время и в период непосредственной угрозы агрессии. Не выполнив комплекса мероприятий в рамках указанных задач, не следует считать, что государство будет способно вести какую-либо войну, не говоря уж о региональной или глобальной.

Поэтому главной целью при обеспечении военной безопасности является создание условий для предотвращения любой агрессии против Российской Федерации. Исходя из этого, мы должны как и прежде готовиться к войне по защите своего Отечества, т.е. к Отечественной войне. Кроме того, мы должны готовиться к предотвращению конфликтов и при этом не просто каких-либо, а в первую очередь гражданских конфликтов. Поэтому было бы вполне понятно и более ясно, а также более доходчиво и недвусмысленно определить их как гражданские войны.

А теперь рассмотрим, что нам предлагается иметь в виду под понятиями «сетецентрическая война» и  «сетецентрическая операция»?

Сетецентрическая война – это война, ориентированная на достижение информационного превосходства, одной из главных концепций которой является проведение военных операций, предусматривающее увеличение боевой мощи группировки объединённых сил за счёт создания единой информационно-коммуникационной сети, связывающей датчики (источники данных), лиц, принимающих решения, и исполнителей. Всё это  должно, по их мнению, обеспечить упреждающее доведение до источников операций информации об обстановке, ускорение процесса управления силами и средствами, а также повышение темпа операций, эффективность поражения сил противника, живучесть своих войск и уровень самосинхронизации боевых действий.

Сетецентрическая операция – это использование информационно-коммуникационной сети, связывающей все людские и технические компоненты хорошо подготовленных объединённых сил, посредством интеграции коллективных возможностей, осведомлённости, знаний, опыта и превосходства в принятии решения для достижения высокой маневренности и эффективности действий в боевой обстановке будущей войны, характеризующейся рассредоточением сил, децентрализованным управлением, динамичностью и неопределённостью.

Если ориентироваться на тенденции в развитии теории и практики «сетецентрических войн (операций)» в ведущих государствах мира, то основными направлениями развития теории и практики развития военного искусства в современных условиях – будет являться неизбежное копирование взглядов их военных специалистов, а, следовательно, по их лекалам будет создаваться новый облик Вооружённых Сил Российской Федерации, что мы никак не должны допустить.

Остро встаёт проблема, к каким войнам нам необходимо готовиться? Тем, на которые нас ориентирует «Стратегия национальной безопасности Российской Федерации на период до 2020 года», т.е. глобальные и региональные, или на «сетецентрические войны (операции)» - которые усиленно  пропагандируют военные специалисты ведущих государств мира и ряд примкнувших к ним отечественных  военных учёных. Если идти по их «рецептам» - значит идти против политических решений руководства государства. Это, во-первых, а, во-вторых, предложенные понятия о сетецентрических войнах и  операциях трудно согласуются с установившимися не только отечественными, но и международными определениями данных явлений.

Так, предлагаемая концепция «сетецентрической войны (операции)» не даёт вообще никаких намёков на применение Вооружённых Сил в целях достижения победы. А одной из важнейших задач военной науки является разработка теории и практики применения Вооружённых Сил, других войск и воинских формирований для решения задач в мирное время, в условиях непосредственной агрессии и для военного времени.

В Военной доктрине Российской Федерации определено, что Вооружённые Силы, другие войска и воинские формирования в мирное время будут применяться, как правило, для локализации очага напряжённости с целью создания условий для урегулирования гражданских конфликтов мирными средствами, ликвидации иррегулярных вооружённых формирований, нормализации обстановки, восстановления законности и правопорядка, обеспечения общественной безопасности, а также оказания населению необходимой помощи.

В условиях непосредственной угрозы агрессии Вооружённые Силы, другие войска и воинские формирования могут применяться с целью ликвидации районов боевых действий и решительного пресечения агрессии, в том числе совместно с силами государств-союзников.

Основными задачами Вооружённых Сил, других войск и воинских формирований в военное время являются отражение агрессии против Российской Федерации и её союзников, нанесение поражения войскам агрессора, принуждение его к прекращению военных действий на условиях, отвечающих интересам Российской Федерации.

Важнейшей задачей военных учёных является изыскание путей реализации требований основополагающих документов. При этом не следует  уподобляться известному сказочному герою – барону Мюнхгаузену, а давать предложения на основе глубокого фоктрального анализа условий военно-политической, социально-экономической обстановки в мире и в стране в ближайшей и среднесрочной перспективе. Целесообразно обсуждать проблемные вопросы строительства и применения Вооружённых Сил в строгой последовательности применительно к мирному времени, к условиям непосредственной угрозы агрессии. Без определения чётко выверенного и согласованного комплекса оборонных мероприятий применительно к указанным задачам Вооружённых Сил и порядка их выполнения нет смысла вести рассуждения о ведении военных действий применительно к военному времени. Это аксиома. Отход от такой позиции – уподобление пособнику оккупационного режима, занимающемуся  насаждением колониальной науки.

Война всегда носит искусственный характер. Война и в прошлом, и в настоящем планируется заранее, включая сюда чёткое определение победителей и побеждённых. Так как война есть «мистерия культовой жертвы», где заранее мистически оговорено количество жертв, то ход войны, средства войны и количество вспомогательных участников заранее подсчитываются с учётом боевого потенциала. Отсюда  и надо исходить, занимаясь поисками конкретных улик управления историей. Проведём краткий анализ:

Во-первых, перед войной происходит корректировка сил, заложенных в  средства ведения военных действий. Если какое-то изобретение в военной области может в предстоящей войне дать резкий перевес одной из сторон, который нарушит предстоящий расклад сил, то в этом случае: для производства этого вида оружия не отпускаются средства; это оружие подвергается резким критическим нападкам; по возможности уничтожается автор и документация.

Во-вторых, если какой-то вид или тип оружия стал известен как реальный боевой образец или, того хуже, попал в достаточном количестве в войска, то его: через некоторое время заменяют, как правило «временно», на другой тип оружия, а после убирают совсем; при этом этот вид или тип  оружия может «ожить» через 30-40 лет как новинка; в средствах массовой информации об этом виде оружия  не дают публикации, в специальных изданиях упоминают по возможности кратко, а спустя 8-12 лет исчезают издания, которые упоминали об этом.

В-третьих, перспективные образцы снимаются с вооружения в ходе военных действий, а военные специалисты  почему-то не противятся этому.

В современных условиях наглядным подтверждением того, что в нашей военной  науке все более рельефно проявляются черты внедряемой  колониальной науки, служат «достижения» в сфере развития вооружения и военной техники. Это относится практически ко всем видам и типам вооружения. Однако это наиболее характерно по отношению к образцам бронетанковой техники. Здесь отчётливо наблюдается какое-то  тормозящее, регрессирующее стремление. Подход комплексный. Задаются слишком высокие, практически не реализуемые  тактико-технические требования к образцам, что является основанием для последующей жёсткой критики и снятию их с разработки. Если в прежние времена применялся способ ликвидации лишь только автора проекта, то сейчас в массовом количестве «уничтожается» научно-техническая интеллигенция и создаются условия для невозможности её подпитки молодыми специалистами. Одновременно сокрушительному удару продолжает подвергаться оборонно-промышленный комплекс, который в настоявшее время практически не способен производить вооружение и военную технику для своей армии.

Этот краткий исторический экскурс должен нам напоминать о несостоятельности технической реализации предлагаемой концепции «сетецентрической войны (операции)». Даже поверхностный взгляд на сущность и содержание её теории, и опыт практической реализации в так называемых локальных войнах свидетельствует о том, что это направление является ложным. Таким образом, «ложное должно быть доказано как ложное не потому, что истинно противоположное, а в себе самом». Этот основной принцип спора древних, как нельзя лучше, подходит к затронутой нами проблеме.

Всё изложенное позволяет сделать вывод, что в науке есть категория учёных, хорошо знающих как историю техники, так и сущность многих «теоретических законов», но во имя достижения каких-то социально-политических целей соглашаются с сохранением сложившейся практики в подаче материалов. Определим как цели, так и назначение проанализированного способа изложения теоретических основ. Из всего спектра теоретических основ попробуем оценить влияние на реализацию выдвигаемой теории по месту, времени и привлекаемой аудитории.

Ответ прост: самое высшее учебное учреждение, конец года и пик военной реформы, где собран практически весь цвет военной науки и будущий командный состав. Опыт применения способа «интеллектуального сита» по отбору кадров имеется. Первый уровень серьёзного подхода осуществлён успешно. Решается он опытным путём с использованием задачи «чёрного ящика», под которым понимается «устройство головы» студента, учёного и специалистов других категорий. Подтверждением изложенного подхода является теория о высокоточном оружии. Вот уже более 30 лет практически каждый научный доклад, а тем более научный труд «пестрят» абриавиатурой «высокоточное оружие» (ВТО). А представление о нём ограничивается одним подходом: один боеприпас поражает танковую роту. Сколько за этот период мы подготовили специалистов, базирующихся в своей деятельности на данный подход?

Для исправления положения целесообразно, прежде всего, при приёме в учебные заведения, осуществлять более качественный подход к кандидатам. Этот подход очень прост. Так, например, при сдаче вступительных экзаменов абитуриент без раздумий «чешет» по учебнику все определения и связи, ограничиваясь содержанием лишь данного параграфа, и не сопоставляет вновь даваемые определения с известными предыдущими, то его «устройство головы» не представляет для науки интереса – в лучшем случае хороший исполнитель, умеющий думать «от сих до сих» по указке руководителя. Другое дело если абитуриент самостоятельно тыкается в заготовленные интеллект-ловушки, пытается понять и оспаривает истинность предлагаемого в учебнике «закона», исходя из алогизмов утверждения. Понятно - этот «кандидат» изначально обладает самостоятельностью мышления, интеллектуальной интуицией и уверенностью в своих интеллектуальных возможностях. Значит для работы в науке в качестве исследователя – это перспективный кадр, его надо выделить, учить и наставлять отдельно (и т.д.). Вот с этой целью – как способ отбора из потока учащихся талантливых и способных к интеллектуальному труду и должны расставляться в учебниках и в доступной научно-технической литературе «интеллект-ловушки» по вопросам «сетецентрических войн (операций)» и другим «новым» теориям, чтобы зацепить думающих, заставить их «светиться» и самим производить автоматическое самопроявление.

Таким образом, тщательный подбор кадров в учебные заведения с последующей их расстановкой на научные и командные должности, творческий подход к разработке учебно-методических материалов (с распылёнными в них «интеллект-лавушками»)  есть не что иное, как один из вариантов противоборства в избавлении от внедрения колониальной науки.

Однако, эта же «модель» позволяет решать и иные социально-политические задачи:  для вымывания из потока учащихся талантливых людей для их последующей нейтрализации – или независимо от национальности, или одной из них для создания приоритетных условий для иных;  кому с помощью «модели» создаются преимущества, могут быть как представителями правящей «элиты» и её социально-политического ореола, так и представителями клана, готовящего преемственность своего господствующего положения.

Результаты деятельности в насаждении чуждой теории «сетецентрических войн (операций)» позволяют выделить второй уровень использования модели захват тем или иным кланом господствующего положения в военной науке - путём насаждения системы абсурдов и алогизмов под видом «величайших достижений» современной науки. Оказывается, Истина в науке (по их мнению) имеет релятивный характер – т.е. истинность или ложность научного результата определяется его согласием с некими доктринами, о которых не говориться явно. Всё, что им противоречит, объявляется «лженаукой». В военной науке к сказанному  добавляется и субъективный фактор – точка зрения старшего начальника.

Таким образом, современная наука имеет политический характер – что в принципе является неизбежным явлением. Обнаруживается её явно теологический, откровенно религиозный  характер, определяющий принципы отбора учений, теорий и авторов. Разумеется, немалую роль в таком развитии событий (до уровня колониальной науки)  сыграла и обычная костность, присущая всем клановым объединениям. Вместе с тем только насаждением алогизмов, сформулированных на эпистолярном уровне, и их «размножении» при помощи тавтологической риторики, борьба за интеллектуальную власть над обществом не исчерпывается. Одним из важнейших инструментов по выхолащиванию и размыванию естественнонаучного содержания и «строгому обоснованию» тех или иных алогизмов является символический язык естествознания – математика. А математика – как всё в мире, разделённом на этнические, экономические (и т.д.) кланы – изначально имеет ту же политическую природу, представляя собой шифрованный язык для «посвящённых», чтобы сделать результаты науки недоступными для «профанов», чьими мозгами они получены.

Авторизация

Если вы хотите стать зарегистрированным пользователем, обратитесь к администратору на почту admin@avnrf.ru.

Хотим вас спросить

Как вы считаете в каком состоянии находится современная военная наука?

Все замечательно. Мы впереди планеты всей. - 13%
Российская военная наука умерла. - 39.1%
Не так все плохо, но есть к чему стремиться. - 47.8%

Всего проголосовало: 23
The voting for this poll has ended on: 04 Июль 2018 - 19:06

Фотогалерея

Наши партнеры







Доноры - детям