АКАДЕМИЯ ВОЕННЫХ НАУК РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Cтруктура АВН

Фотогалерея

Всеобщая система кибербезопасности или защита своих национальных интересов?



В мае прошлого года в Белом доме была представлена «Международная стратегия кибербезопасности». Эксперты преподнесли ее как исторический документ XXI века, в котором отражается как всегда лидирующая роль Америки в обеспечении борьбы с преступностью, шпионажем и терроризмом в киберпространстве.

Зачем городить огород, если в США уже разработано множество документов, регламентирующих вопросы обеспечения национальной безопасности на различных уровнях государственного управления, а первая национальная стратегия кибербезопасности была принята еще в 2003 году?

Оказывается, в одиночку обеспечить свою безопасность в киберпространстве США не могут. Яркий пример тому сайт WikiLeaks и его австралийский владелец Джулиан Ассанж, действия которого, по мнению американцев, являются ярким примером кибершпионажа и могут стать предвестником террористических атак. Более того, стало ясно, что и международных правовых инструментов борьбы с подобными недружественными по отношению к США действиями нет.

Киберпространство как инструмент благополучия

 



Соединенным Штатам действительно есть, что защищать. По данным портала Internet World Stats, количество интернет пользователей в США с 2000 года увеличилось более чем на 150%. В первом квартале 2011 года 272 066 000 жителей Америки использовали интернет для работы, общения и поиска информации (для сравнения в России количество пользователей Интернета почти в пять раз меньше). Вне зависимости от материального положения Интернет стал практически для каждой американской семьи таким же обязательным атрибутом как гамбургер и стакан кока-колы.

Вполне естественно и то, что киберпространство давно вышло за пределы личного общения. Оно превратилось в одну из основ американского процветания и благосостояния, стало инкубатором новых форм предпринимательства, обмена передовыми технологиями (правда американцы предпочитают делиться ими исключительно со своими ближайшими союзниками), способом распространения свободы слова и др. И вполне логично, что США стараются защитить то, что приносит им благосостояние и доход.

Здесь и становится очевидной вся важность «Международной стратегии кибербезопасности» для США. Вероятно, поэтому на презентации ее основных положений присутствовали высшие руководители американского правительства: советник президента по вопросам внутренней безопасности Джон Брэннан; государственный секретарь Хиллари Клинтон; генеральный прокурор Эрик Холдер; министр торговли Гэри Лок; министр внутренней безопасности Джанет Наполитано; заместитель министра обороны Уильям Линн.

Первая международная стратегия посвящена декларации порядка и принципов работы с другими странами по вопросам обеспечения кибербезопасности и создания будущего киберпространства, способствующего достижению экономического благополучия. «Это будущее, которое мы видим, и мы приглашаем все страны, всех людей присоединиться к нам», отмечается в стратегии.

Вход только по приглашениям

 

Несмотря на декларируемую готовность к равноправному сотрудничеству до сих пор не понятно кто кроме союзников по англосакской коалиции может стать полноправным партнером. Похоже, что России даже не смотря на объявленную перезагрузку, отведено место не активного участника, а игрока по чьим-то правилам. В лучшем случае приходится рассчитывать на роль стороннего наблюдателя.

Объясняется все очень просто. Еще за два месяца до выхода в свет международной стратегии на заседании комитета по внутренней безопасности Палаты представителей США был озвучен доклад Центра стратегических и международных исследований «Оценка киберугрозы критической инфраструктуре и американской экономике». В числе прочего авторы доклада обратили внимание на тот факт, что угроза кибертерроризма исходит не только от и террористических групп, но и от ряда недружественных государств.

По мнению докладчиков, Америку спасает только то, что у первых пока нет реальных инструментов подобного воздействия, а последних (которые в открытую, конечно же, не называются) сдерживает угроза ответного военного удара. Тем не менее, гипотетическая угроза кибертерроризма перерастет в реальную в том случае, если «мы перейдем к активным боевым действиям с этими государствами, в вооруженном конфликте, например, за Тайвань или Эстонию», отмечается в докладе. И здесь не надо быть семи пядей во лбу, чтобы между строк прочитать название недружественной страны, способной, по мнению американских ястребов, стать агрессором в отношении маленькой, но такой «независимой» Эстонии.

* * *

Таким образом, в США давно поняли, что мощь их военной машины, до этого момента казавшаяся универсальным инструментом решения всех международных проблем, не только не гарантирует защиты от кибершпионажа или киберпреступности, но и до конца не разрешает проблему кибертерроризма. Может с этим и связано желание руководства США найти новые инструменты обеспечения безопасности киберпространства с обязательным учетом своих политических, экономических и военных интересов.

А.Кондратьев кандидат военных наук, профессор АВН (PentagonUS.ru)

Авторизация

Если вы хотите стать зарегистрированным пользователем, обратитесь к администратору на почту admin@avnrf.ru.

Научный форум

Кто на сайте

Сейчас 97 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наши партнеры